+7 (915) 382-09-28

Агрессия

Автор: Антон Фарб (http://krav-maga.org.ua)

На протяжении сотен тысяч лет эволюции вид Homo Sapiens род Homo семейства гоминид отряда приматов выработал неспецифическую реакцию на стресс. Получив от центральной нервной системы сигнал об опасности, организм человека запускает процесс биохимического синтеза, результатом которого является выброс в кровь гормона эпинефрин, известного так же как адреналин.

Другими словами, любой человек на любую угрозу всегда реагирует выбросом адреналина.

Попав в нашу кровь, гормон адреналин (вкупе с побочными результатами синтеза, такими как норадреналин, дофамин, тирозин, фенилаланин и т.д.) вызывает учащенное сердцебиение, прилив или отлив крови от эпидермиса, торможение пищеварения, расслабление сфинктеров, сужение кровеносных сосудов, расширение зрачков, возбуждение центра блуждающих нервов, усиление функциональной способности скелетных мышц.

Выброс адреналина заставляет организм человека работать на повышенных оборотах: сердце бьется быстрее, мышцы работают лучше, риск кровопотери при ранении снижается за счет пресловутой бледности... Словом, человек, подвергаясь угрозе, автоматически переключается в боевой режим.

Все было бы хорошо, если бы не воздействие адреналина на центральную нервную систему. Да, он вызывает психическую мобилизацию, возбуждение, уровень бодрствования... но в то же время нарушает периферийное зрение, мелкую моторику и — самое неприятное — способность к аналитическому мышлению и принятию решений.

Что, собственно говоря, и неудивительно — неспецифическая реакция на стресс у млекопитающих выработалась задолго до развития разума. Животные, подвергаясь угрозе, реагируют всегда двояко: бей или беги.

У человека же, за счет способности к высшей нервной деятельности (т.е. мышлению), конфликтующей с адреналином, существует третий вид реакции на стресс: замри.

Торможение мыслительной деятельности компенсируется уникальным психохимическим регулятором, известным в обиходе как эмоции. Когда человек не может думать, он психует. По-разному: пугается или злится, не суть важно... главное — не тупит, делает хоть что-то.

Те человеческие особи, которые в ходе эволюции научились замещать мышление эмоциями (т.е. не мешать адреналиновому коктейлю спасать их задницы из беды), выживали и передавали свои способности потомкам. Те же, кто тупил и при угрозе замирал на месте — были съедены и уже ничего потомкам не передали.

Поэтому эмоциональная реакция человека на стресс является абсолютно естественным и неотъемлемым дополнением общей психофизической реакции на угрозу.

Тем не менее, в ходе прогресса человеческой цивилизации уровень угрозы отдельным индивидуумам неуклонно понижался. На Востоке, в силу особенностей местной культуры и религии, была разработана концепция устранения высшей нервной деятельности из реакции на угрозу путем подавления эмоций и достижения полного спокойствия и «безмыслия».

Ну вы помните: «ум следует уподобить спокойной поверхности лесного озера, дабы ничто не мешало отражаться противнику...»

Иначе говоря, многие боевые искусства призывают своих адептов сохранять спокойствие во время схватки.

В принципе, это вполне реально, когда речь идет о спортивном поединке, каждый участник которого может в любой момент прекратить его по собственной воле. При наличии опыта, подобные поединки воспринимаются участниками как нечто вполне обыденное, рутинное и ничем не угрожающее.

Совсем другое дело, когда боец попадает в реальную ситуацию, и его подсознание вдруг осознает, что организму угрожает реальная опасность уничтожения.

Если помните, на любую угрозу человек реагирует всегда одинаково... но боец, обученный сохранять спокойствие в схватке, воспринимает выброс адреналина как досадную помеху.

И вместо того, чтобы устранять угрозу, начинает тратить время и силы на борьбу с собственным организмом. Подавлять эмоции, восстанавливать обычный ритм дыхания и сердцебиения, прогонять бледность... Словом, из боевого режима переключаться в повседневный.

Но зачем? Зачем спорить с природой? Зачем идти против эволюции? Зачем уподобляться тем, кого съели?

Мы долго и упорно тренируемся, отрабатываем одни и те же движения, загоняя их в мышечную память, дрессируя в себе условные рефлексы. Эмоции позволяют нам естественным путем погасить высшую нервную деятельность, которая тормозит наши рефлексы.

Нет, это не означает, что в случае угрозы надо впадать в панику или состояние берсерка.

Это означает, что если кто-то хочет вас убить или покалечить, вполне нормально и естественно испытывать к этому человеку некие негативные эмоции. Например, ненависть и агрессию. А вот любить этого человека — несколько... ммм... странновато.

Спортсмены называют это состояние спортивной злостью. Ветераны — боевой яростью. Психологи — здоровой агрессивностью.

Сила и выносливость, скорость реакции, техническая и тактическая подготовка — все это не будет играть никакой роли, если вы оцепенеете от страха. Это как машина: есть мотор, есть колеса, есть руль... но без бензина — не поедет.

Агрессия в схватке — это тот самый бензин, который заставляет наш организм функционировать в боевом режиме.

Подавлять агрессию — бороться с самим собой.

Не верите? А вы ответьте на такой вопрос. Может ли нормальный, психически здоровый и социально адекватный человек абсолютно спокойно и не испытывая никаких эмоций сломать ногу другому человеку? Вот так вот, между делом, пнуть в колено, покалечить и дальше пойти, даже не вспотев.

Наверное, такие люди в природе существуют. Можно ли назвать их психически здоровыми и социально адекватными — вряд ли. Для обозначения таких людей существуют термины психопат и социопат.

У меня нет причин любить человека, который мне угрожает. У меня нет возможности сохранять спокойствие, когда мне угрожают. Единственный и естественный выход для меня — испытывать агрессию.

Нет, я не впадаю в ярость берсерка, не рву на себе тельняшку, и кроваво-красная пелена не застилает мне глаза. Я контролирую свою агрессию. Направляю в нужное русло с необходимой интенсивностью. Моя психика функционирует в полной гармонии с биохимическими процессами в моем организме. Если мой организм говорит мне: разозлись — я не стану с ним спорить. Ему видней.

Как этого добиться? Да элементарно, Ватсон: тренировкой.

Человек дерется так, как тренируется. Следовательно, тренироваться надо так, как собираешься драться.

Если я собираюсь драться агрессивно и яростно, то и по мешку или макиваре я буду бить тоже агрессивно и яростно, а не с задумчиво-спокойно-меланхоличным выражением лица.

Если в реальной схватке мой организм попадет в состояние стресса — то и на тренировке я постараюсь привести его в состояние, максимально близкое к стрессу.

Научившись по своей воле вызывать у себя выброс адреналина и агрессии, я смогу контролировать эти процессы в реальной ситуации.

И тем самым значительно повышу свои шансы на выживание.

Top